GOODTODRINK

Илья Волошин представил в Москве игристые Cock T’est Belle.

Вино из шланга разлить по бутылкам. Тиражный ликер сварить в кастрюльке. Пробки пластиковые занять у «Нового Света». И молотком их, молотком. Примерно так чуть больше 10 лет назад начал игристый эксперимент Илья Волошин. Вроде как шутили. Но когда через несколько месяцев открыли первую бутылку и что-то там хлопнуло, решили – а не замахнуться ли. И замахнулись.

Cock T’est Belle. Не пытайтесь перевести, предупреждает Волошин. Понятно, что шутили с локацией «гаража» - он, собственно, в Коктебеле. Хотелось и флёра Шампани. В итоге, получилось «французского с нижегородским» и гарантированный вопрос от тех, кто пробует вино впервые – а как это читать? Ответ – как-то так. Вот и вся легенда.

Волошин признается, что у него нет хобби кроме вина. Именно игристого. Именно классики. Отсюда азарт, рефлексии и «дедовские» методы. Нет, не петнаты – это, говорит, идеологический враг. А вот укупорить бутылки для вторичной ферментации пробкой из «пробки» - пожалуйста. Просто потому что, «кронен» технологична, а «пробка» при всех рисках – роднее что ли и дышит.

Известняк Юрского периода делает с этим вином свое дело. Тонкое, легкое, с высокой кислотностью – это и модно, и академично. За кислотностью приходится, правда, гоняться. Крым, чего уж, не Шампань – виноград здесь за сутки может набрать до процента сахара. Поэтому, когда холодным летом 21-го  виноделы от тихого в ужасе следили за дождями и туманами, производители игристых понимали – их выход. Хороший год - надо брать. 

Первые пять «промышленных» кюве Cock T’est Belle теперь в дистрибьюции L-Wine. Точнее, три уже можно купить в некоторых магазинах и бутиках,  еще два – на подходе. Вино везут в Москву небольшими партиями, снимая с осадка очередную, буквально, за пару недель до того как попадет в продажу. Цена (за ручной труд, преимущественно), пожалуй, самая сложная в восприятии этого вина тема. 3800-4000, к примеру, в бутиках «Золотая Балка» и от 6000 в ресторанах. То есть, это одно из самых дорогих наших игристых. Но и одно из самых тонких. С потенциалом хранения лет 5 точно.

Все, что есть сегодня в Москве – 2019 год. То есть, 20 месяцев на осадке как минимум. И вино, между тем, разное.

- Cuvee N1 Blanc de Blancs, шардоне,  экстра брют (ждем)

- Cuvee N2 Blanc de Noirs, пино менье, экстра брют

- Cuvee N3 Rose, пино нуар, экстра брют

- Cuvee N4 Pinot Noir Saignee, розовое, экстра брют

- Cuvee N5 Pinot Noir&Сhardonnay, розовое, экстра брют (ждем)

N2 и N3 – выбор самого Волошина. Пожалуй, самый «шампанский» нос и самое яркое послевкусие.

N4 Saignee – не сильно похоже на привычное «кровопускание». Отличный тест для желающих проверить свое зрение на оттенки розового, а для начинающих дегустаторов – разобраться в нюансах разных способов производства и стилях розе.

N1 – я бы положила в шкаф и достала в году, эдак, 25-ом. Интересно, сколько тогда оно будет стоить.

N5 – подавали последним. Надо, в общем, перепробовать.

Еще хочется напроситься в гости к Волошину и узнать, что получилось  у него с кокуром - самым известным крымским автохтоном, переживающим ренессанс. Волошин единственный, кто пока работает с этим сортом на долгой выдержке.  Даже очень долгой – 2011-2012 год закладки. История пока не серийная, хотя мысли по этому поводу у винодела есть.

А еще в L-Wine, взявших в свой портфель Cock T’est Belle, верят, что это вино в картах российских ресторанов повысит шансы на звезды Мишлен. Ведь инспекторы любят, чтобы локально, красиво и с азартом. Вот прямо как мы. 

Другие новости

Поделиться
fb-share-icon
Автор Наталья Семенихина
Хроники
АРХИВ
ТЕГИ
МЫ В СОЦСЕТЯХ
crossmenu